7 книг, которые заставят вас плакать

Пронзительные и трогательные, душещипательные и выбивающие из колеи, эти книги не оставят вас равнодушными и доберутся до самых потаенных струн вашей души.

Слезы умиления, сострадания и отчаяния, а также все оттенки переживаний от светлой печали до опустошающего катарсиса. В самое лирическое время года мы отобрали для вас книги, над которыми вы будете плакать и которые сделают вас немного лучше.

Жизнь и цель собаки. Брюс Кэмерон


Книга американского писателя Брюса Кэмерона «Жизнь и цель собаки» растрогает вас не меньше, чем «Хатико» или «Белый Бим Черное ухо», и вы потянетесь за носовым платком уже после первой трети книги. Но это будут, скорее, слезы умиления. Ведь роман Кэмерона, рассказывающий о псе, который всякий раз рождается заново, чтобы прожить счастливую жизнь подле нового хозяина, о том, как каждому из нас нужен друг. Если верить писателю, то получается, что это не мы в ответе за тех, кого приручили, а наши четвероногие друзья посланы нам, чтобы поддержать нас в непростую минуту. Вот и главный герой книги «Жизнь и цель собаки» каждый раз оказывается жизненно необходим своему хозяину, будь это разочарованная в жизни женщина, потерявший все мужчина или одинокий мальчик.

Книжный вор. Маркус Зусак


Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова «коммунист», и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель — девочку, которая любит книги. Она оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице, где ей предстоит провести годы войны, своими глазами увидеть человеческие трагедии, в юном возрасте постигнуть все ужасы фашизма. Книги становятся для Лизель не только отдушиной, они буквально составляют всю ее жизнь, отмеряя самые важные события — как хорошие, так и страшные. Австралийцу Маркусу Зусаку, рассказывающему о Второй мировой войне, удалось найти ту единственно верную интонацию, которая обеспечила его роману феноменальный успех.

Только будь со мной!  Элис Петерсон


Творчество Элис Петерсон высоко оценила Джоджо Мойес — мастер по выжиманию слез не только из традиционно более эмоциональных женщин, но и из суровых мужчин. Жизнь главной героини книги «Только будь со мной!» Кассандры Брукс поделилась на «до» и «после» перелома позвоночника. Жизнь до трагедии была похожа на сбывшуюся мечту, в которой были и прекрасные родители, и взаимная любовь, и учеба в престижном Королевском университете с хорошей работой в перспективе. Жизнь после, когда Кассандра стала инвалидом, похожа на кошмар. Возлюбленный, не готовый заботиться о ней, уходит, друзья, чувствуя себя виноватыми, постепенно отдаляются, а мечты об успехах на профессиональном поприще так и остаются мечтами. Все, что остается Кассандре, это смутная надежда на счастье и стремление преодолеть недуг. Но достаточно ли этого, чтобы вернуть страсть к самой жизни?

Завтра была война. Борис Васильев


В этом году имя Бориса Васильева постоянно вспоминали в связи с новой экранизацией его повести «А зори здесь тихие», при этом позабыв о еще одном блестящем произведении «Завтра была война», которое при отсутствии описаний боевых действий, демонстрирует все ужасы войны. Повесть рассказывает об учениках 9-го «Б», их взрослении и становлении, дружбе и любви, первом серьезном нравственном выборе, планах и мечтах. Васильев, который сам пережил крушение надежд, потерю близких друзей, написал о буднях и переживаниях простых подростков так, что читатель за каждым их словом и поступком чувствует дыхание приближающейся войны, стремительно оборвавшей их юность.

Первый, кого она забыла. Сирил Массаротто


Дочитав роман Сирил Массаротто, вы не только расплачетесь, но и захотите скорей позвонить родителям. Ведь это книга о любви сына — молодого писателя Тома — к матери, вынужденного наблюдать за тем, как болезнь Альцгеймера день за днем отнимает у него самого близкого человека. Коварный недуг день за днем отвоевывает новый участок мозга, забирая самое ценное — воспоминания о совместно пережитых моментах, горестях и радостях. При всей своей пронзительности роман Сирил Массаротто примиряет с жизнью. Ведь болезнь Альцгеймера способна забрать воспоминания и разум, но она не способна забрать любовь. И Том, когда будет больнее всего, получит подтверждение тому, что мать помнила о нем и любила его — всегда.

Ночевала тучка золотая. Анатолий Приставкин


Анатолий Приставкин годы Великой Отечественной войны провел в детдоме, поэтому «Ночевала тучка золотая» вышла, по признанию самого автора, во многом автобиографичной. Тему военного сиротства до него затрагивали многие, но только Анатолий Игоревич смог так выразительно написать о детях войны, об окружавших их людях и о том, что правда у каждого своя. Повесть была переведена на множество языков, принесла своему автору мировую славу и по праву вошла в золотой фонд отечественной литературы.

Цветы для Элджернона. Дэниел Киз


Дэниел Киз сумел рассказать историю эксперимента по искусственному развитию интеллекта у умственно отсталого человека так, что она вместила в себя всю трагедию человеческого бытия. На глазах читателя уборщик Чарли Гордон стараниями ученых проходит путь от счастливого и добродушного, но умственно неполноценного человека до глубоко несчастного гения, раздражительного и временами жестокого. Книга, поданная в форме дневниковых записей самого Чарли, позволяет так глубоко проникнуть во внутренний мир героя, что невольно начинаешь задумываться над тем, какую участь выбрал бы для себя.

источник

 

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

7 книг, которые заставят вас плакать