Правила жизни Карла Сагана: о детстве, космосе и миллиардах звезд во Вселенной

Его родители не были учеными и не занимались наукой. Они, скорее всего, даже никогда не думали, что их маленький Карл станет астрономом и астрофизиком, который откроет Вселенную и космос для миллионов людей, в его честь назовут астероид (2709), он первым расскажет, что поверхность Венеры — раскаленная пустыня, а на Марсе происходят пылевые бури. Но именно благодаря родителям маленький Карл попал на Всемирную выставку «Мир завтрашнего дня» в Нью-Йорке в 1939 году. Футуристические здания и транспорт потрясли Карла. В дальнейшем это событие повлияло на выбор профессии и отношение к науке.

Профессор Саган стал лауреатом Пулитцеровской премии по литературе в 1978 году за книгу «Драконы Эдема». Он написал еще много бестселлеров, включая «Космос. Эволюция Вселенной, жизни и цивилизации», «Голубая точка. Космическое будущее человечества», «Мир, полный демонов: Наука — как свеча во тьме».

Мы собрали для вас правила жизни великого ученого и великого романтика.

С ранних лет я мечтал стать ученым. Впервые эта идея оформилась, когда я узнал, что звезды — на самом деле чьи-то солнца, когда осмыслил, как чудовищно далеки они от Земли, раз кажутся всего лишь светящимися точками.

Мне повезло: моя детская мечта — постичь, как все устроено, причаститься к открытию глубочайших тайн, исследовать новые миры — исполнилась, по крайней мере отчасти.

С детства мне запал в душу герой комиксов — усатый, осененный цилиндром маг с тростью из черного дерева. Его звали Затара, и он мог сделать все что угодно, вообще все. Как? Да запросто. Секрет в том, чтобы произнести слова заклинания задом наперед. Например, захотелось ему получить миллион долларов, и он скажет: «вораллод ноиллим енм йад». Всего-то делов. Похоже на молитву, но куда круче.

В восемь лет я часами практиковался в этой забаве, в особенности мне хотелось заставить камни летать: «етител, инмак». Не срабатывало. Я думал, причина в акценте.

Мои родители почти одновременно привили мне сомнение и изумление, то есть те два с трудом совместимых образа мыслей, из которых рождается научный метод. Мои родители только-только выбились из бедности, но, когда я заявил им, что стану астрономом, получил безоговорочную их поддержку, пусть они едва ли догадывались, чем занимается астроном.

Я навсегда сохранил благодарность людям, учившим меня, и старался до каждого из них донести мое восхищение.

Будущему физику, учившемуся в Чикагском университете, полагалось знать имена Платона и Аристотеля, Баха, Шекспира, Гиббона, Малиновского, Фрейда — перечень далеко не полон. В начальном курсе астрономии геоцентрическая система Птолемея преподносилась столь убедительно, что многие студенты готовы были отречься от Коперника.

Лженаука укрепляет в нас веру в нашу значительность, помещает нас в центр мироздания. Мы якобы самое главное, необходимое звено во Вселенной. Эта концепция стоит на полпути между традиционной религией и современной наукой, и ей зачастую достается от обеих.

Мы состоим из вещества, из которого делаются звезды! За исключением водорода, все остальные атомы нашего тела — железо в крови, кальций в костях, уголь в мозгу — возникли в красных гигантах, в звездах, которых отделяют от нас тысячи световых лет в пространстве и миллиарды лет во времени.

Клянусь, фразы «миллиарды и миллиарды» я не говорил! Мог сказать, например, «100 миллиардов галактик и 10 миллиардов триллионов звезд». Невозможно описывать космос, не прибегая к большим числам. «Миллиарды и миллиарды» прижились. Меня то и дело окликают на улице, в самолете, на вечеринке и с легким смущением просят оказать любезность и произнести: «Миллиарды и миллиарды».

Земля — всего лишь один из миров среди неисчислимого множества других, вращающихся вокруг Солнца и других звезд, образующих галактику Млечный Путь. Наша планета и Солнечная система окружены мировым океаном глубокого космоса. И он не более непреодолим, чем уже известный нам Мировой океан.

Жизнь — сравнительная редкость. Можно исследовать множество миров и обнаружить, что лишь в одном из них жизнь могла зародиться, развиться и сохраниться.

Два миллиарда лет назад наши предки были микробами, полмиллиарда лет назад — рыбами, сто миллионов лет назад немного напоминали мышей. Десять миллионов лет назад это были человекообразные обезьяны, а миллион лет назад — перволюди, ломавшие голову над укрощением огня.

Когда-нибудь вне Земли родятся первые дети; когда-нибудь у нас будут базы и хозяйства на астероидах, кометах, спутниках и планетах; мы будем жить вне Земли и поднимать молодые поколения в других мирах. На каком-то этапе человеческой истории мы навсегда изменимся.

Посмотрите на это пятнышко. Это наш дом. Это мы. Все, кого вы знаете, все, кого вы любите, все, о ком вы слышали, все люди, когда-либо существовавшие на свете, провели здесь свою жизнь. Сумма всех наших радостей и страданий, тысячи религий, идеологий и экономических доктрин, все охотники и собиратели, герои и трусы, созидатели и разрушители цивилизаций, все короли и крестьяне, влюбленные пары, матери и отцы, дети, полные надежд, изобретатели и исследователи, моральные авторитеты, беспринципные политики, все «суперзвезды» и «великие вожди», все святые и грешники в истории нашего вида жили здесь — на пылинке, зависшей в луче света.

точкаКрошечная точка посередине коричневатой полосы справа — Земля с расстояния 6 миллиардов километров в космосе. Эту фотографию сделал зонд «Вояджер-1». Идея сделать снимок была предложена Карлом Саганом.
источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Правила жизни Карла Сагана: о детстве, космосе и миллиардах звезд во Вселенной