15 цитат из романа «Доктор Живаго» Бориса Пастернака

Роман «Доктор Живаго» считается вершиной прозаического творчества Бориса Пастернакаи до сих пор является любимым произведением миллионов людей по всему миру. Автор закончил работу над книгой в 1955 году, но читатели увидели ее лишь два года спустя: в октябре 1957-го она была издана в Милане, затем вышла в Нидерландах, Великобритании и США. В СССР роман распространялся только в самиздате и был опубликован уже после Перестройки.

23 октября 1958 года Борису Пастернаку присудили Нобелевскую премию «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Однако писатель был вынужден отказаться от почетной награды, а у себя на родине подвергся настоящей травле. Ставшая уже крылатой фраза «Не читал, но осуждаю!» была направлена именно в адрес «Доктора Живаго» и его автора. В институтах, на заводах и в других организациях проходили обличительные митинги, подписывались требования наказать поэта. В защиту советского коллеги выступили Джавахарлал Неру и Альбер Камю.

Внешне Пастернаку все сошло с рук: он не был упрятан в психиатрическую клинику, посажен в тюрьму или выслан из страны. Однако его исключили из Союза писателей, не давали печататься и больше не приглашали на публичные выступления. Скорее всего, именно потрясение после истории с «Доктором Живаго» ускорило кончину поэта: в 1959 году у него обнаружили рак легких, а в мае 1960 года он скончался в своем доме в поселке Переделкино.

Мы выбрали наиболее яркие цитаты из легендарного романа:

Если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, все равно, каталажки или загробного воздаяния, высшею эмблемой человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собою проповедник
Как хорошо на свете! — подумал он. — Но почему от этого всегда так больно?
Попадаются люди с талантом. Но сейчас очень в ходу разные кружки и объединения. Всякая стадность — прибежище неодарённости, всё равно верность ли это Соловьёву, или Канту, или Марксу. Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит её недостаточно.
Я не люблю правых, не падавших, не оступавшихся. Их добродетель мертва и малоценна. Красота жизни не открывалась им.
По-моему, философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен.
Хорошо, когда человек обманывает ваши ожидания, когда он расходится с заранее составленным представлением о нем. Принадлежность к типу есть конец человека, его осуждение. Если его не подо что подвести, если он не показателен, половина требующегося от него налицо. Он свободен от себя, крупица бессмертия достигнута им.
Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами: оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь.
Я люблю всё особенное в тебе, всё выгодное и невыгодное, все обыкновенные твои стороны, дорогие в их необыкновенном соединении, облагороженное внутренним содержанием лицо, которое без этого, может быть, казалось бы некрасивым, талант и ум, как бы занявшие место начисто отсутствующей воли.
Несвободный человек всегда идеализирует свою неволю. Так было в средние века, на этом всегда играли иезуиты.
С каждым случилось по две революции, одна своя, личная, а другая общая.
Они проводили жизнь среди хороших книг, хороших мыслителей, хороших композиторов, хорошей, всегда, вчера и сегодня хорошей, и только хорошей музыки, и они не знали, что бедствие среднего вкуса хуже бедствия безвкусицы.
Это ведь только в плохих книжках живущие разделены на два лагеря и не соприкасается. А в действительности все так переплетается!
Надеяться и действовать — наша обязанность в несчастии. Бездеятельное отчаяние — забвение и нарушение долга.
Отрочество должно пройти через все неистовства чистоты.
Первенство получает не человек и состояние его души, которому он ищет выражения, а язык, которым он хочет его выразить.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

15 цитат из романа «Доктор Живаго» Бориса Пастернака