«Жизнь не сценарий. Ее не перепишешь. А жаль!»

Его фильмы: «Афоня», «Мимино», «Я шагаю по Москве» — заслуженно считаются классикой советского кинематографа и уже давно разобраны на цитаты. Георгий Николаевич был не только замечательным кинематографистом, но и талантливым сценаристом и литератором. А также умел с юмором относиться к разным жизненным неурядицам.

Мы решили вспомнить высказывания о жизни и творчестве Георгия Данелии, которые и в наше время очень актуальны.


«Я любил, и меня любили. Я уходил, и от меня уходили. Это всё, что я могу сказать о своей личной жизни».

«Я встречал и сволочей, и предателей. Но все они крепко-накрепко заперты в мусорном ящике моей памяти, и вход им в мои воспоминания строго запрещен».

«Женщины всегда женщины, они не делятся на старых и молодых».

«Самое дорогое мое воспоминание — светящееся кухонное окно, за которым — мама».

«Я, к счастью, быстро понял: если буду снимать, рассчитывая на успех, — вообще никогда ничего не сниму. Снимать надо то, что самому нравится и за что потом будет не стыдно».

«Вставляем умные реплики „со смыслом“ — сразу становится скучно».

«Жизнь не сценарий. Ее не перепишешь. А жаль!»

«В старости всё видится как в бинокль: чем дальше, тем лучше».

«Все люди хорошие, просто иногда они совершают плохие поступки».

«Есть люди — есть и танец».

«В жизни есть такие дороги, на которые, если пройдешь мимо, больше никогда не вернешься».

«Человечество не перестает совершать одну глупость за другой. Оно будто намеренно уничтожает собственную планету. И через пятьдесят лет, если человечество доживет, „Кин-дза-дза!“ останется актуальным. Потому что идиотизм вечен, он появился на свет вместе с человеком».

«Я никогда не снимал комедии. На моих фильмах написано „комедия“, потому что под комедию давали больше пленки».

«В каждом герое моих фильмов есть черты, присущие мне».

«Хотелось бы, когда я окажусь там, чтобы кто-нибудь, прочитав мои книги, сказал: „Кот ушел, а улыбка осталась“».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Жизнь не сценарий. Ее не перепишешь. А жаль!»